?

Log in

No account? Create an account

Владислав Яковлев

Владислав Яковлев, Израиль
wwwios

▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬
Публикуюсь тут вынужденно!
На литературных сайтах царит полное закулисное самовластие некоторых.

Автору там места нет... авторитетов до чёрта. ((

Вот кое-что об этом в занимательной форме:

Поэтическое озарение.   Лиру Клиру!   ГРОБанный Джо (ДракОн immotыlёk)

Все точки над Ё
Америка меня, конечно, подставила… Но рассказ интересный, и содержательный!))

Гамбургский Счетовод ... и счёты!!! ... со Стихи.ру)

//////////////////////////////////////////////

Эл. почта ____ v.73@mail.ru

Я на ФБ https://www.facebook.com/100006839677959
Я на ОК http://www.odnoklassniki.ru/profile/557382068992


Костюм ТРИЦЕРАТОПСА
wwwios


  Есть у меня племянник – Натан, сын моей старшей сестры. Но когда-то он был маленьким, и звали его тогда Никита, хотя сам он себя всем выдавал за Вини-Пуха. Если меня спросить, тяжелые это были времена. А ведь когда он еще только должен был родиться, как я предвкушал идиллию наших будущих отношений! Я помнил себя ребенком, и как часто весь мир, в лице самых близких, был против меня, как было невозможно и необходимо поддерживать это противостояние, когда даже поддержать самого себя в состоянии полного одиночества было некому... И ожидая появления на свет своего племянника, мне было приятно сознавать, что с ним такого не произойдет. Да, не произойдет! Пока я рядом, он всегда найдет в моем лице руку помощи и плечо поддержки. Я всегда буду его прибежищем, спасением и отдушиной. А прав я в итоге оказался только в одном: с ним такого – не происходило. Не сразу после его рождения, но позже и постепенно мне становилось понятно, что моя конфронтация с миром выходит на новый виток. Не то чтобы весь мир был с ним – им как раз таки занимались мало, но в наших конфликтных ситуациях, кои были очень нередки, ему была обеспечена любая поддержка. Оно-то понятно, маленький, родной... Никакие воспитательные цели, ни прочие доводы разума – ничего всерьез не рассматривалось.

Вспоминая своё ожесточение – раскаиваюсь, и не хочу представать в таком виде – мы друг друга любили. Могу утверждать за обоих. Наделив всех близких родных именами героев сказки "Вини-Пух и все-все-все", именно меня он объявил Пятачком и никогда от этого не отступался. Я страшно обижался, ведь никто, так как он, на Пятачка не похож, к тому же Пятачок герой абсолютно безвольный и полностью Вини-Пуху подчиненный, чего бы я о себе сказать никак не хотел и не мог. Но с другой стороны, это был лучший друг Вини-Пуха. И песенку "Куда идем мы с Пятачком" Никита очень любил, только беда, когда с ним куда-то шли, ему приходилось эту песню, песню души и сердца, неприятно редактировать и вместо Пятачка петь "с Кенгой", "с Совой" и им подобными. Но случалось... Да, случалось ему выходить из дома со мной, и тогда уж песня лилась.

– Куда идем мы с Пятачком, большой-большой секрет...

Это было просто высвобождение. Как он отрывался!.. А я умилялся до боли.

В то время немалую его часть я приятно проводил с гитарой. Слова, аккорды – нравилось. Достигало это и слуха Никиты. Помню, он сильно запал на песню "Ванинский порт", и когда я исполнял ее по его заказу, или сам, а он тут же появлялся, занимал поудобнее место напротив, и как изголодавшийся по пробирающим звукам, он, хоть и слушал, но смотрел на меня такими иступлёнными глазами, каких я у него больше никогда не замечал. Но бывает ли достаточно того, что любишь? Кислород не наркотик, но нужен постоянно. И заказывал он эту песню все чаще, просил все настойчивее, требовал все жестче, а желания моего становилось все меньше – я отказывал. И тогда уже общему возмущению не было предела, а требование никак не снималось. Пой давай! И никто не разделял моего жестокосердия.

Я в тот период жил с родителями, нашими общими с сестрой. Но поскольку они были не единственными бабушкой и дедушкой Никите, то необходимы были уточнения: бабушка Рая и дедушка Коля. Сам же Никита их называл проще: Яя и Коя. Бывало, находясь в другой комнате, он зовет:

– Яй!
– Что, Никита?
– Иди.

Но все это происходило чуть позже, а пока ребенок у нас не бывал. Мама моя посвящала внуку много времени и внимания, но Коля... Коля долгое время оставался невольником чести. Категорически не приняв брак дочери, он не мог себе позволить шагов сближения и радости по поводу результатов этого брака. Интерес к ребенку, конечно же, был – все же первый внук, мальчик, а будучи Девой по гороскопу и, наверняка, в силу каких-то других факторов Коля страшно уважал мужское начало. Но ничего нельзя было сделать. Единственное, что он себе позволял – это иногда взглянуть на фотокарточку и один-два невинных вопроса о ребенке.

И вот однажды – Никита тогда еще ездил в коляске и ходил, только держась обеими руками, – бабушка сделала смелый шаг. Будучи должной в очередной раз заниматься маленьким внуком и одновременно имея какие-то дела у себя дома, она решила совместить обе занятости и привела его к нам. Никита у нас дома?! Даже я был шокирован, чего уж говорить о Коле. Он был подавлен! Подавлен сильно… но приятно. Побуждаемый разрядить ситуацию, ища движения, я взял Никиту за руки: пошли! И он уверенными шагами, как привык, не без интереса принялся обхаживать новую территорию. Дедушка наблюдал краем глаза, остерегаясь взглянуть прямо и держась на безопасном расстоянии. А внуку, между тем, шагая, как-то удалось освободиться от одного ботинка, который и остался лежать на полу как неприкаянный. "Отряд не заметил потери бойца", а дедушка Коля не сразу и несмело, но подобрал ботинок и возник перед нами с протянутой рукой.

– На ботинок, Никита. Ботинок возьми.

Наступила кульминационная пауза. Стоя на ногах, Никита обеими руками цепко, как мог, держался за мои руки. Да и навряд ли он видел какую-то связь предмета перед глазами с несимметричным ощущением ног при ходьбе. Мои руки также были заняты его руками. Ботинок не мог быть взят, но это и не было нужно. Важен был сам акт подношения. Ребенок смотрел на свой ботинок, видел своего дедушку. Дедушка протягивал внуку руку. Не пустую, он предлагал, но больше просил. Ледяные стены начали таять.

Ребенок рос, развивался, становился более жизнеспособным, более жизнелюбивым, личность его становилась все заметнее. Его пребывания у нас стали желанными, удобными и закономерными. Таким образом, петля на моей шее затянулась, а окрепший Никита поигрывал свободным концом. Его садистский задор был очень велик. Когда он замечал, что именно меня злит, чего я стараюсь избежать – это его вдохновляло. У меня была своя комната, но даже замок на двери – не помогал. Как ни  было ему хорошо с Колей, моя попытка обрести покой не давала ему покоя, а следовательно вызывала большие недовольства в обществе. Борьба была бесполезна: его лобби было больше и оказывалось сильнее. Чем бы он ни занимался, не упускал случая моей отлучки, чтобы забежать в пустую комнату, спешно разбросать шахматы, бумаги, написять и ретироваться на защищенную территорию. Или, если адреналина уже было достаточно, просто захватить коробку с шахматами и уже сидя на колиной кровати вольготно разбрасывать по одной, по две фигуры в разные стороны.

Но с Колей у них была любовь воистину неземная. Как его любил Коля! А как тот к нему тянулся! Вот, к примеру, подходили сроки одного из первых дней рождения Никиты, какого – не помню. Но проблема для меня была в подарке. Я вообще не люблю дни рождения с их подарками. Вот нужно что-то подарить, и человек ждет – сюрприза тут не получится, скорее разочарование. Хочется, чтобы подарок был удачным: нужным, полезным, приятным и достаточно ценным, чтобы выглядел. Бывает, наблюдаешь человека в определенное время в определенной ситуации и понимаешь, какой здесь подарок был бы к месту, но не совпадает этот момент с днем его рождения. А если ждать, ситуация изменится – проблема. А получаешь подарок – стараешься его использовать без особого удовольствия, или, на худой конец, хранишь без всякой надобности. Мало приятного. А если даришь ребенку, то особенно трудно совместить, и чтобы подарок был полезен, и чтобы приятен. И, бывая на барахолке, я не раз ронял взгляд на настоящие большие плитки шоколада, они напоминали мне мое далекое детство. И даже тогда, в детстве, их приходилось, по большей части, видеть, а теперь, во время тотального дефицита на грани голода – это выглядело подарком. Он был бы и приятен, и безвреден и не обременял бы необходимостью хранения. Так я и сделал. Но после этого прецедента Коля стал следовать моему примеру чуть не на каждые выходные, а потом – и на каждые (Никита в тот период стабильно проводил выходные у нас). И вот покупает он ребенку шоколаду, себе – водки, и проводили они вместе золотые выходные! Вот лежат они себе на полу, подогретые водкой и шоколадом. Лежат, благополучно упав с кровати под собственные вопли восторга, захватив частично постельные принадлежности, воркуют, попискивают... И тут Коля порывается вставать – отказ безапелляционный:

– Нет.
– Ну как?! Я писать хочу.
– А ты... Написай в штаны.

Пастораль.

Или же собирается Коля в гараж. Случай уникальный, поскольку здесь он сносит все протесты любимца и остается верен своему намерению, что-то ему там надо было... И вот какое-то время у него уходит на сборы, а перед самым выходом он вдруг не находит связки ключей:

– Я помню, что я их сюда положил.

Но он не уверен, знает о своих проблемах с памятью. Где же они могут быть? Куда еще он мог положить? Поиски не дают результатов, и поход в гараж теряет свою актуальность. И когда, уж не на следующий ли день, ключи находятся под диваном – Коля в восторге:

– Нет, ты представляешь, да? Не отпускал, не отпускал, потом взял зашвырнул и все. ...Молодец!

А бабушка Рая, хоть и принадлежала к враждебному мне лобби, могла быть строгой, порой даже очень. Не раз, помню, я не выдерживал и горячо вступался. Так вот бабушка, ей все время приходилось справляться с неразрешимой задачей – накормить. Тут надо сказать, Никита был совсем не едок. Бабушка, бывало, возмущается:

– Ну как это?.. Ребенок – голодный! … и не ест.

Не знаю, бывал ли он голодным, наверное, да. Но то, что он не ел, – абсолютно верно. Больше всего здесь помогало чтение. Помогало в том плане, что он соглашался сесть и позволял себя кормить. Ему читали, это он страшно любил, сидел – весь внимание, напряжен, и брал ложку за ложкой. Рот наполнялся, щеки набухали, натягивались, губы едва сходились, но он знал: как только он вывалит – чтение прекратится, и он брал еще и еще, еще и еще. Конечно же, финал был неизбежен, но иногда кормление продолжалось до следующего выброса.

Вот как-то сижу я у себя в комнате, а описанное кормление, по формуле "а Васька – слушает", происходит в соседней – под "Краденое солнце" Чуковского, и слышу:

– Говорю тебе, злодей, выплюнь солнышко скорей! – И в более жёстком тоне: – Жуй и глотай! Жуй и глотай! – Тон снова смягчается, пауза минимальная. – А не то, гляди, поймаю, пополам переломаю.

Бабушка не отчаивалась, и кормление оставалось свято. Она предпочитала заняться этим на своей территории: да, он голоден, но я его сейчас заберу и там уже накормлю. А дедушка не мог себе позволить излишней строгости, и, даже заранее предупрежденный, случалось, сразу по приходу Никиты вручал ему шоколадку – это было святотатство. Бабушка угрожала, что при таком поведении больше его никогда не приведет. Это она, конечно, сильно себе льстила, но после кратковременного затишья она входила к ним в комнату с наспех подготовленной тирадой. Коля лежал себе на уме, уткнувшись в газету, а Никита стоял с покусанной плиткой в руках. Оба хранили молчание, но потом Коля отрывался от газеты:

– Никита, меня вон ругают.

И Никита бросался на бабушку, нанося ей обеими руками размашистые удары ниже пояса (по причине роста). Недоставало громкости, и он озвучивал:

– Бум! Бум! Бум!..

Кто не был свидетелем этой сцены – не поверит, что побои могут быть так приятны для терпящей стороны.

Но не все дни были золотыми, не все выходными. И этот день был обычный, будний. Коля был на работе, и Никита среди нас слегка тосковал. Но он был активен, успешно занимал себя... И тут вдруг у него возникает и ищет нашего приветствия идея: сделать костюм трицератопса. Костюм маскарадного назначения, ему это было знакомо. А среди прочих у Никиты была книжка "Палеонтология в картинках", хорошая книжка, большой формат, красивые рисунки. Так вот на ее обложке – замечательный рисунок трицератопса: крупная тварь с тяжелым круглым туловищем, устойчивым на четырех лапах, недлинный конусовидный хвост, крытая панцирем голова повернута в сторону предполагаемой опасности, три тонких рога – на носу и из бровей – остры как шипы, челюсти сомкнуты орлиным клювом – красавец. И вот ребенок захотел облачиться, как бы стать…
трицератопс.jpg
Высказывание идеи повторяется, ожидается реакция, и я не могу игнорировать, завязываются дебаты:

– Ты хочешь такую маску?
– Нет. Не маску, костюм!
– Ну, а как ты будешь в этом костюме...  встанешь на четвереньки?

Но он на тот момент уже ясно себе все представлял и смог даже объяснить. Оказалось, что костюм будет выглядеть в точности так, как и то, что на картинке, – все полностью. А на широком боку ископаемого животного он присмотрел место для дверцы.

– Она будет открываться, и я – туда заходить.

Дальше было понятно – животное оживёт – его, ребёнка, жизнью.

– Но как, – спрашиваю, – это сделать? Из чего?
– Ну, из картона.

А была-то у нас одна только рыхлая, порезанная картонка.

– Но как? картон ровный, как ты форму придашь?
– Да продавливать, пальцами.

Спорить становилось затруднительно. Никакие увещевания не помогали, воодушевление разгоралось, и не удавалось заронить ни капли сомнения. Э, да что они понимают?! Вот придет Коля!.. А чертежи-то уже готовы...

Тут надо сказать, как ни теплы были их отношения, я Коле не завидовал никогда. И сегодня бедный Коля не мог не прийти... Приветствие было горячим до смущения. Никита так спешил, что жаль было тратить время на объяснения, он захлебывался. Дедушка разувался и постепенно входил в курс дела. Но сразу приступать к намеченному оказалось нельзя – дедушка с работы и должен покушать. И тут уж даже бабушка, надо отдать ей должное, сказала свое веское слово.

Во время трапезы одержимый ребенок бегал по кухне и, не замолкая, выбрасывал в разные стороны то руки, то ноги. Я наблюдал больше за Колей. Он ел, склонившись над миской супа ниже обычного, смотрел все больше в пустоту и ничего не возражал. Я не выдержал:

– Ты делать-то собираешься?
– Ну, надо, наверное.

Ну, да. Как тут отказать? По какой причине? Но было видно: он сидел и что-то понимал, и кушать не спешил.

Прием пищи окончен, и оба главных героя уединяются в Колиной спальне. На несколько минут наступает тревожная тишина, нарушаемая пронзительным криком. Крик полон не ужаса, не обиды, но возмущения и негодования. Подобные крики были не редкость, но этот, в отличие от прочих, позволял сразу многое понять.

Я открываю дверь, вхожу на крик и, кроме привычной обстановки, замечаю три свернутых газетных листа, свернутых в узкие трубочки, но на конус. Два на столе, один у Коли в руках.

– Что это? – Спрашиваю.
– Ну, вот, - говорит, - я рога сделал. Что я еще могу?

Никита бился в истерике на кровати. Истерики были делом обычным, но все же... Это, представить, он несколько минут сидел, вперив взгляд и затаив дыхание, пока не понял, что уже можно радоваться результату. С таким разгоном планов и чаяний расшибиться о такую бетонную стену непонимания! Я снова предпринимаю попытку объяснения, и на этот раз сам Коля несмело подключается.

– Ну, как? Как ты хочешь это сделать?

Но он же уже объяснял, и почему они такие тупые?!

– Пальцем продавливать в картоне углубления!
– Ну, покажи вот, попробуй.

Указанная картонка была предусмотрительно заготовлена на столе. И с досады Никита ткнул в нее своим маленьким большим пальцем, надавил, находя частичный выход своей злости. Досада сдавила сильнее, крик возобновился, и он снова метнулся к кровати. Потом он еще что-то говорил, и о внешнем виде костюма, и о способе его изготовления, и о дверце, но уже больше оправдываясь.

Эх, Коля, Коля... Так попрать невинные надежды.

Истерика прошла. Идея эта Никиту больше не посещала, а сама история не вспоминалась.    


ОБЕСЧАЯНИЕ ...рассказ
wwwios

Предприятие называлось Кетер пластик. Кетер на иврите означает корона, венец. И это не было слишком заносчиво – предприятие цвело. Способ производства – литье пластмассы – успешно находил широкое применение. Практически все кафе, и не только в Израиле, были уставлены его стульями. Производственные мощности по Израильским масштабам были очень серьезные.

Кармиэльский завод, не единственный в стране, состоял из двух производственных комплексов: так называемые нижний и верхний. Названия эти не были официальны, но укоренились на всех уровнях. Верхний физически располагался чуть выше, и идти от проходной к нему было дальше и немного в гору. Другого объяснения названиям не было, хотя возможно, что и расположение некоторых начальствующих субъектов в корпусе верхнего также повлияло на происхождение… Но факт, что работники верхнего Кетера название это любили, как большевики – свое.

Ситуация с работой в Кармиэле была намного хуже, чем в среднем по стране. Тем не менее, шансы устроиться производственным рабочим на Кетер были очень велики, и многие репатрианты с территорий бывшего СССР, начинающие свою абсорбцию в Кармиэле проходили эту каторгу. Но надо сказать, как ни важна была государству борьба с безработицей, направление на Кетер в бюро по трудоустройству выдавали только по просьбе самого "ищущего работу". Дело в том, что производство на Кетере не останавливалось ни по субботам, ни по праздникам, а государственные структуры тогда (1994-1996 г.г.) закона придерживались больше. Направлять на работу ради оформления отказа стали позже.

Работа производственного рабочего состояла в том, чтобы стоять у машины. Машина работала в полностью автоматическом режиме: отливала детали в зависимости от установленной в ней формы, форма раскрывалась и роботом готовая отливка вынималась и выбрасывалась. Счет шел на секунды и доли с высокой точностью – холодно и жестоко. В таком процессе каждая секунда несла большие убытки или производственный рост. И если процесс удавалось хоть как-то ускорить, и над этим постоянно работали, это был успех и серьезный повод для радости.

Производственный рабочий получал свежее изделие, и за время подачи следующего подрезал, подчищал, собирал, комплектовал с другими деталями и упаковывал, в зависимости от производственных требований. При иной комбинации движений, при более привычном приложении усилий поспевать было не реально. Были процессы и потяжелее, и полегче. Но, даже попадая поначалу на легкий процесс, вновь поступивший рабочий часто оказывался скор на выводы. Первых ощущений было достаточно, и перспектива не ускользала от внимания. Большинство новобранцев, получающих шанс, не отрабатывало и одного дня. Чтобы устоять на процессе, необходимо было войти в раж. И долго из него не выходить. Потом появлялась привычка, автоматизм, но торжествовать было бы опрометчиво. Во-первых, не все процессы шли постоянно, а во-вторых, каждую смену рабочих распределяли на разные процессы, чтобы обидно не было, поэтому часто приходилось привыкать к процессу снова и снова.

На нижнем Кетере производили мебель: столы, стулья, стеллажи... Машины были крупнее, процессы – помедленнее, но продукция и детали – массивнее, следовательно, физические усилия требовались большие. На верхнем же продукция была мельче: табуреточки, чайные тележки, ящики для инструментов и тому подобное. Работа не требовала больших физических усилий, но была гораздо интенсивнее и включала в себя больше сборки, больше комплектации, а стало быть – больше движений. Еще одно существенное различие работы на нижнем и на верхнем Кетере, существенное для рабочего, состояло вот в чем. Работали в три смены тремя сменами, как было сказано, без выходных и праздников. Но на нижнем ни один день от другого не отличался, тогда как на верхнем смена, закончившая третью в пятницу утром, уходила домой до начала второй смены в йом ришон (воскресенье), и эти ее часы отдыха по братски делили между собой две другие.

Колектив производственных рабочих и на нижнем, и на верхнем состоял большей частью из так называемых русских. И таким образом, помимо всеобщей радости по поводу работы и заработка, рабочие нижнего Кетера были довольны, что их работа спокойнее, не так интенсивна, и что им не приходится работать в день по две смены и по двенадцать часов. А рабочие верхнего были довольны, что их работа не так тяжела физически, и плюс к тому они имеют выходные чаще чем каждый месяц.

Я тогда работал как раз на верхнем. И в то время в цехе между туалетами был установлен автомат горячих напитков: кофе, шоко, капучино и чай. И цена очень субсидированная – двадцать агорот. Правда, подойти к этому автомату рабочий мог только до смены, после нее и в обеденный перерыв. Что и говорить, если даже красная грибовидная кнопка аварийного отключения машины работающему на ней была строго запрещена, если даже по естественным потребностям человека, его на процессе менял начальник смены. Но на этом же производстве возникали и другие необходимые работы. Например, предварительная подготовка каких-то компонентов к сборке на процессе в ближайшем будущем, или же на процессе чего-то не хватало, приходилось доделывать потом – и все это без машины. Кроме производственного рабочего на такую работу было поставить некого, и некоторым иногда выпадало счастье работать чуть ли не в свое удовольствие. То что в колымских лагерях называлось КАНТ. Так вот на канте можно было себе позволить и своевольно посещать туалет, и даже – попить.

И стою я на процессе, работаю, потею. Стою один, и полезли мне в голову мысли о чае, лезли недолго, но сильно. А чай, надо сказать, в самом процессе работы был популярен. Многие наглели и после туалета задерживались у автомата в ожидании стакана чая, а то и двух – для себя и для товарища. Остальные напитки – для утоления жажды подходили меньше. Правда, было досадно: все в одну цену, и чай против капучино – тут выходила переплата. Но он был со вкусом лимона, и это немного утешало.

Проходит мимо Павел, человек мягкий и слащавый, многими товарищами по цеху нелюбимый. Человек под пятьдесят, может, и за. Имел взрослую дочь, рассказывал, что теперь уже местные не отличают ее иврита от своего. Пропагандировал скорейшую покупку квартиры, любое промедление – проигрыш. И логика в этой позиции есть. Акт покупки – необходим, ну что за жизнь без жилья, но надо также понимать, что берешь на себя тяжелые долговые обязательства на долгие годы, на десятилетия. А жить-то еще сколько? Так что, раньше сядешь – раньше сможешь лечь. Сам он прожил не в своей квартире только два месяца после приезда. Мне, как новому репатрианту без иврита и вообще без всего, такие рассказы были неутешительны. Тем не менее, отвращения у меня Паша почти не вызывал, но сочувствие – да. Работе он отдавался не только телом, но и душой. В своем ящике в гардеробной он держал собственный, специально купленный инструмент для упаковки липкой лентой, так называемый махшир. И если ему при распределении в начале смены доставался дефективный, он брал свой и сберегал нервы. Но как ни был он незлобив, имел много откровенных неприятелей. И им назло, хотя и ненамеренно, Павел сейчас как раз кантовался где-то на канте. И вот он уже проходит, мимо.

– Паша! – Кричу.

По-другому не разговаривали – в цехе шумно. Очень чутко оборачивается.

– Принеси чаю. – И протягиваю ему две монетки, заранее заготовленные.

Я-то только и ждал, что благосклонного прохожего. Паша, видя мою нужду, был очень рад сделать приятное. Не взяв денег, он отвернулся и ускорил шаг. Чай принес, но от денег снова отвернулся. Этим обстоятельством мое удовольствие было сильно подпорчено. Ведь Паша мне сам рассказывал, как, когда автомат заглатывал монеты и игнорировал все нажатия кнопок, он, несмотря на все сопряженные с этим трудности, подкарауливал представителя техобслуги, докладывал о случившемся и требовал деньги на бочку. И если верить самому Паше – получал. Но здесь он был так доволен, что и потом не мог оставаться безучастным.

– Чай попил?
– Да.
– Легче стало?
– Да.

И действительно – выбираешь пару секунд, выпиваешь стакан, прошибает свежая волна пота – наступает облегчение. И Паша это хорошо понимал – сам, понятно, пивал.

Таким образом, ни до ни после, а непосредственно во время работы, чай имел успех. Как ни сетовали рабочие на переплату, если оказывалась возможность – пили.

Но наступил момент – чая в автомате не стало. Не просто закончился до следующего техобслуживания, была проблема посерьезнее, не было его уже несколько дней. Уже все об этом знали, а многие еще и чувствовали. Удовольствие попить чаю сменилось удовольствием обсудить проблему – излить возмущение. Пересуды, домыслы... Обоснованные, не обоснованные...

И в один из этих дней, причем совершенно независимо, было вывешено обращение директора предприятия к рабочим. Директора, о существовании которого не все рабочие знали. Имя его было на слуху, некоторым случалось его видеть, но по вопросу, какую именно должность он занимает – единого мнения не было.

Что явилось лейтмотивом обращения – не помню. Но это было именно обращение, ибо не на последнем месте в нем излагалось, чего бы подписавший хотел и ждет от именно рабочих. Обращение было переведено на русский язык не вполне литературно, но достаточно дословно, по словарю. После короткого вступления предложение начиналось словами "Я чаю...", и указывалось чего именно, то есть как рабочий коллектив в целом, а значит и каждый в отдельности, могли бы угодить генеральному боссу местного филиала.

Было вызвано оживление. Обращение читали, обсуждали. Спрашивали друг друга:

– Читал?

Но под конец рабочего дня, а точнее – первой смены (дни-то заканчивались, да только не рабочие), оживление возросло. Слово "чаю" в печатном тексте было от руки подчеркнуто, и сделана сноска:

* Чаю не будет – заварка кончилась.

                                                                                         _____
© Владислав Яковлев






ненародные мудрости
wwwios
MyPortret-180.jpg

Рассчёт наш точен – лучше будет.
И безошибочно грешим...
Умом страдают часто люди.
Но редко, кто из них – большим.

                           *

Гамбит, он не всегда ведёт к успеху.
Когда спешим, то часто – на потеху.
И дерзость – вовсе счастья не гарант!
Жизнь скучная – не худший вариант.

                           *

Быть не должно иных затрат,
Лишь в пользу дела, даже в малом.
И никудышный он солдат –
Мечтающий!.. стать генералом.

                           *

В мотивах праведных твоих
Несложно будет разобраться.
Жить хочешь – не за счёт других.
Чтоб с ними – вовсе – не считаться.

                           *

Свою поимеешь судьбу ты ещё.
Мы все это счастье куём...
Удачно спланируешь будущее –
Жить сможешь сегодняшним днём.

                           *

Послушай, дружище,
Открою секрет:
Нет Совести Чище!..
Чем – «Совести НЕТ».


                           *

Друзьям и недругам назло
Вам наконец-то повезло!..
Вот только удивляюсь, Вам
Везёт!.. а воз – и ныне там.

                           *

У всех проблемы, даже странно.
Любить могли бы жизнь нашу.
Узри лишь целых полстакана!
А заримся – на полну чашу.

                           *

Решенье есть для всяких бед.
Но в том проблема тут...
Что на семь бед – один ответ.
А… одного – не ждут.

                           *

Сильной, чистой, свободной, запретной –
Все любви мы желаем прекрасной.
Да, бывает она безответной...
Но – вполне может быть и… несчастной.

                           *

Один – и в поле не герой.
Чтоб ощутить мужчиной
Себя – стать поспеши второй –
Да женской! – половиной. 

                           *

Не в бровь это будет... наверное – в глаз.
Да кто и поспорит со мной?
Бороться за женщину! Нам – всякий раз
Приходится... С ней же самой.

                           *

Будь у него к тебе любовь,
Не просто переспать бы –
Наплюй на боль, наплюй на кровь!
Всё заживёт... до свадьбы.

                           *

Вы нагишом. И кожа к коже
Сплелись тела, как ты хотела.
И вроде бы – даёшь... А всё же
Своя рубашка – ближе к телу.

                           *

Девы бывают стройны... точно шахмат фигуры.
Те же болванки, и полным разгромом грозят!
Да, беспощадна игра!! Заведя шуры-муры...
Тронул – ходи... И беги! – обернётся в Ферзя.

                           *

Ту девушку честною можно считать,
Что только однажды посмела –
Единственному своему – рассказать
Всё то… что с другими имела.

                           *

У мужика – известный вес
Имеет – к бабам интерес.
Большой ли вес быть может в нём?!
Когда он лёгок... на подъём.

                           *

Для женщины нет ощущенья острей,
Чем вдруг осознать, что за ум браться ей
Пора… И поэтому надо –
Всегда, чтоб мужчина был рядом.

                           *

Ей пел серенады! Теперь не пою...
Давно уже с ней… волком вой!
И сам виноват ведь, нашёл – на свою...
При том что искал-то – на свой!

                           *

До всякой девушки совет:
Людей – без недостатков – нет.
И если жить желаешь сладко,
Ищи такого! кто – с достатком.

                           *

На женщин глядя сладострастно,
Ты должен понимать...
И бить начать! – не так опасно...
Как если – перестать.

                           *

Всякой женщины суть – сексуальный объект
Для мужчины – любая в постели нужна.
Исключения редки, практически нет.
Только мать, сёстры, дочери... ну и жена.

                           *

Как  противится наше сознание
Согласиться, что жизнь – воздержание!..
Хоть любому известно, понятно,
Что проходит она… безразвратно.

                           *

Умнейшая – стройна фигурой.
Лицом смазлива, смачный зад…
Красивая – не будет дурой.
Кто ей позволит! … все хотят.

                          *

Возможно ль считать это разницей
Полов, что взаимозависимы?
Что женщины все – мыслят задницей.
мужчины все – задними мыслями.

                           *

Добиться сладостных утех,
Теория – как смерть простая:
Чтоб женщину склонить на грех
Внуши ей, что она – святая.

                           *

Нет больше истины в вине!
По медицинской директиве…
Спросите шлюх… Поверьте мне,
Она давно в презервативе.

                           *

в пику истины той
от содомских сластён
Мир – кишит красотой!
и не будет спасён. ((↓

                          *

Не пой о тела красоте.
Канонам – не перечь.
Любовь должна быть в темноте!
Игра – не стоит свеч.

                           *

И миру вскорости кранты!
Уж не спасти…(( от красоты.

                           *

Подумай!.. прежде отрицать, что наш создатель Б-г.
От обезьяны человек – произойти не мог.
Когда б животным сотворить такое удалось,
Определённо! – без свиньи – никак не обошлось.

                           *

Такое ль можно совместить?
Своих детей в сей мир родить...
И оградить хотим их тоже,
Как можно больше! – от него же.

                           *

Не делаемся мы добрее.
Сильнее – иногда бывает...
Вот кто-то раньше и взрослеет.
А кто-то – раньше умирает.

                           *

Обыденность наша – страшнее чумы.
Сказали и нищий, и вор бы –
Зарок не давай никогда от тюрьмы,
Сумы... И от писаной торбы!

                           *

Взросление ребёнка долгожданно...
Но ни к чему считать его года.
Растут живые дети – постоянно.
Но и не вырастают – никогда.

                           *

Угодить не сумеешь, борись не борись...
Для успеха запомни одно:
Люди любят кино... где показана жизнь!
Где показана жизнь – как в кино.

                           *

Много спорим, а истина – всё не рождается.
Вроде мы не бесплодны, имеем понятия...
Так бывает!.. Ведь споры, по сути, являются –
В лучшем случае – только попыткой зачатия.

                           *

Всем знакома та истина, знаешь и ты,
Что природа – не терпит она пустоты.
То же самое можно сказать про людей,
У кого в голове... много всяких идей.

                           *

Не знать никому, что нас ждёт впереди.
Пока ты здоров – за здоровьем следи.
Когда ж наступает болезни пора,
Тогда – наблюдают тебя – доктора.

                           *

Владеющий словом имеет порок!
Хоть прозу ваяет, хоть стих...
Желает – прочитанным быть – между строк!
...Так прямо и пишет меж них.

                           *

Сказать ли по правде – ни с кем не дружу.
И в том не имею корысти, но...
Отсюда и вывод, что я провожу –
Всё время практически... с истиной!

                           *

Есть в христианстве огромный просчёт.
Не замечает никто!.. Почему?!
Каждый – имеет свой крест! и несёт...
Но поклоняются – все – одному.

                           *

Дорога в Рай – вымощена мощами.

                           *

Когда б на Землю сам Христос
Пришёл торговцев гнать из Храма!
Тогда бы он собой принёс
Победу полную!.. ислама.

                           *

Вы… Справедливость не ищите.
Нет – независимой!.. Понятно?
Нуждается она – в защите…
И та защита – небесплатна.

                           *

Самоубийство – это дело!
Но тяжкий грех на совесть. И
Проблема – нужно портить тело... ((
А мне бы – душу отвести.

                           *

предвидеть провидение нельзя.
непостижимо и рассудку!.. но –
по граням невозможного скользя,
всё будет так – как Им – предрешено.


    __________________________________
© Владислав Яковлев (Израиль)


Страна Любовь
wwwios

                                                              Ах, кто б ответил без жеманства,
                                                              Без призрачных и смутных слов,
                                                              Как можно получить гражданство
                                                              Страны с названием Любовь?..

                                                                        ______________ Г. Беспалова




Страны  Любовь тебе Гражданство.
В который раз!..
                                   а всё упрямство.

Не будь, мигрантка, так лукава...
в  Любой Стране! – имеют право
Гражданства – только лица оны,
Что чтут Границы!
                                       ... и Законы
_____ !


      __________________________________
© Владислав Яковлев (
Израиль)


Парад Гордости
wwwios

               Иерусалим

Столица мира! ... всех времён.
Тебя мы помнили с любовью...
Врагом не раз испепелён,
Ты жив. И славен. Нашей кровью...

Но кровь – грязна, – гордыня в ней.
Мы объявляем – Сам-то, где Ты! –
Ещё один, средь прочих дней –
Попрать Всевышнего заветы.

По городу религий всех
Не кровь рекой – поток фекалий!
Парад. Как знак в поддержку тех...
Демократических реалий.

Не чистый скот, а зверь трефной, 
Мы – недостойны всесожженья.
И потому нам рай – земной!
Дан напоследок… в утешенье...






«еврейский паспорт» АБóссарт
wwwios


Я волком бы выгрызла
помоечный хлам:
квитанции, чеки, билеты,
анкеты, инструкции, глянец реклам,
любую бумажку —
но эту!
Я достаю из котомки своей —
синенькую,
как баклажан,
ксиву,
объявляющую,
что я — еврей!
И не надо меня лажать,
будто
какого-нибудь
москаля,
вьетнамца,
хохла,
суданца,
за спиной у меня стоит,
как скала,
eврeйckoe государство!
Я прохожу сквозь границы,
как нож,
кусок
масла
взрезающий.
Таможня кланяется —
как, мол, живешь?
Каково там у вас
на Израильщине?

...Тихo возле Тихого океана.
Калифорния мне показалась мала.
И к мексам
в шумную Тихуану
я с паспортом этим,
как Троцкий,
пошла.
Под барашка
пила дешевую “маргариту”.
Выглядывала мадонна
из проема оконного.
Под зебру крашеные
ослики бритые
улыбались загадочно,
как Джоконда.
А в сумерках снова,
вся такая лихая,
протягиваю
шикарному брюнету
на КПП
свой синий паспорт,
свысока усмехаясь,
в клетчатой кепке —
почти в кипе.

…Над Сан-Диего утро красиво.
Мчусь в аэропорт
под “Хава-Нагилу”.
Лезу в котомку за синей ксивой…
О только не это!
Конец!
Я погибла!
Кто я
без книжицы всемогущей?
Без выстраданной еврейской бумажки?
Неразличимый
в пассажирской гуще
безродный космополит-букашка.
А где-то в Мексике
Риорита,
в мой паспорт глядит,
как в афишу коза,
не может понять
закорючек
иврита
(непостижимых,
по правде сказать).
Но это во-первых.
А во-вторых,
как учат древние перцы,
свет и великая тайна
Торы
открыты чистому сердцу.
И Риорита постигла
в момент,
кто я и где кукую.
И мне был выслан
мой документ.
А проще сказать —
докУмент.
И вот я вновь
обнажаю
оскал,
очищенный лучшей пастой —
меня в Америке отыскал
мой синекожий паспорт!
И средний палец
вновь заторчал,
как флаг,
над краем ладони:
читайте,
завидуйте —
мой причал —
в большом сумасшедшем доме!

............................... Алла Боссарт


▬ ВИЗА ▬

Израиль, известно,
любого говна
имеет в себе с избытком.
И это, конечно, его вина,
что Б-жий закон забыт им.
Но где б ты ни плавало – твой причал
в другом сумасшедшем доме!
Россия большая! Израиль мал.((
Хоть вас и неплохо кормит...



-------------
май 2018
Страна назначения
в настоящей ВИЗЕ переправлена на Краину!
Окончательно и безапелляционно, по многим обстоятельствам:

Посыл убираться в Россию известен евреям Израиля не хуже, чем евреям России – посыл убираться в Израиль!! И одно это обстоятельство уже не позволяет мне депортировать их на родину. Понимаете, русское происхождение репатриантов, и соответствующее отношение к ним недалёких израильтян,  всегда понималось последними широко. Границ не проводили даже между Москвой и Сибирью, не то, что там Крым, Донбасс. И по этому исключительному совпадению идеи – гнать русских в Россию – большая часть тех же русских, бывших, но внезапно опухших приобретением украинского достоинства – получила неожиданно счастливую возможность ощутить себя настоящими израильтянами. А я, активно гонимый в Россию – новой уже, внезапно образованной нацией, не могу позволить себе того же в отношении пары АБоссортовых! Тем более что все украинские потуги и восторги Иртеньев со своей шведкой, не ученной под Полтавой, поддерживает как Мазепа.

Россия уже не такая большая, и стараниями тех же Иртьеньевых в деле майдана обещает уменьшаться и дальше, стремительно проигрывая Дому Украины, никому не уступающему по сумасшествию.

Там же и все их товарищи… и Берёза, и Бабченко – тоже проживом через Израиль.  А кроме того и кормит Израиль гастарбайтеров именно украинских, не российских.

И почему? Почему, озаботившись, КАК БУДУТ ЖИТЬ ПОСЛЕ ТОГО ЧТО НАТВОРИЛИ В УКРАИНЕ,  выбрали для этого Израиль!.. и живут в нём, как Сыр в Масле, пролитом на Майдане… Пусть уже отправляются по месту натворения, правильно?  С милым… и рай украй…



Израиль, известно,
любого говна
имеет в себе с избытком.
И это, конечно, его вина,
что Б-жий закон забыт им.
Но где б ты ни плавало – твой причал
в другом сумасшедшем доме!
Краина большая! Израиль мал.((
Хоть вас и неплохо кормит...


Вожделение Смерти
wwwios

Когда конец! …Мне не дожить
До смерти – выбор не реален.
И ребус «быть или не быть»,
Он мне уже не актуален.

Смерть не вольна в своей любви,
Отец на свадьбу не согласен.
А вожделение – в крови,
Искус решиться так ужасен!

Она не смотрит на меня,
У ней иные фавориты.
Меняет их день ото дня...
Ну что ж, мы скоро будем квиты.

Я отомщу за всех иных,
Тобой при Жизни оскорблённых.
И за товарищей моих,
Твоим вниманьем обделённых.

Моей ты будешь, и при всех!
Отец в ответ не подобреет...
Пойду в огонь, – раздуйте мех! –
Он и сейчас мне душу греет.


                                                  _____  (6.8.2008)



                                   


Блажен, кто посетил сей мир,
И срок отбыв смиренно, сгинул.
Он палачей своих – покинул,
Его не тронет конвоир.


                                         ________ 12.8.2008


на Игле
wwwios


Ты   решил,   будешь   к   Б-гу   поближе,
                            
                      а   вышло пораньше.
Изуродовал   тело   шипами...
                                                              В   сознаниирозы.
Плод   запретный   даёт   сласти   власть,
                                                        но   Егоне обманешь.
С   каждым   днём   ты   всё   ближе,
                                        а  скоро   и...
                                                                          От   передозы.





к Рош а-Шана
wwwios

Очнись, Еврей! Твой новый год,               шофар.jpg
Вниманье обратит Создатель.
Земных забот невпроворот?
Не забывай о Нём, приятель.

Не так-то много есть годов
Нам в жизни. В каждый – Он решает,
Каких достоин в Книге слов.
Твой приговор определяет.

Не в нашей власти наш успех.
Кого-нибудь ты обыграешь...
Но то, пожалуй, будет грех,
И чем его ты оправдаешь?

Недолог бренный наш уют
Во тленном мире, и отсюда
Мы все пойдём на Б-жий суд.
А жизнь, она ведь Б-жья ссуда.

            ___________________



Еврейский Новый год, праздник Рош а-Шана отмечается в честь сотворения Мира. В дни Рош а-Шана Всевышний (Создатель) отмечает в Книге жизни, какая судьба ожидает в наступающем году каждого из людей.

В это время евреям предписано проанализировать свои поступки за весь предшествующий год и подготовиться к начинающемуся году. Звук шофара призывает: «Очнитесь те, кто дремлет, кто тратит отпущенные годы бессмысленно. Обозрите души свои и добрыми сделайте дела ваши».